Развлечения

Дмитрий Алексеев: «Я впервые почувствовал себя настоящим режиссёром»

Опубликовано 29 апреля в 22:23
0 0 0 0 0

На прошлой неделе в кинотеатре «Сокол» состоялся показа короткометражного фильма «Другая дверь» начинающего (в игровом кино) режиссёра Дмитрия Алексеева. Пятнадцатиминутный психологический триллер рассказывает историю о параллельной реальности, куда можно попасть случайно через какую-нибудь «другую дверь». Или ничего случайного не бывает? В день премьеры фильма на большом экране мы поговорили с Дмитрием Алексеевым о работе над картиной, трудностях перевода литературного рассказа в сценарий и о реальности, которая била по всем фронтам.

— Начнём сначала, откуда взялся кинорежиссёр Дмитрий Алексеев? Как появилось желание снять художественный фильм здесь и сейчас?

— Желание появилось давным-давно, ещё до того, как коллеги по региональному кино выпустили свои фильмы. Но я не особо афишировал своё желание, у меня своё понимание критериев качества кинопроизведения. Свою задачу я видел в том, чтобы получившийся фильм смотрелся как, пусть и недорогое, но полноценное кино. Последние лет пять я занимаюсь тем, что делаю видеоролики разных направлений – клипы, социальная реклама – всё это с уклоном в настоящий кинематограф.

И даже когда фильм «Другая дверь» был готов, перед его первыми показами не было какой-то агрессивной рекламной компании. Мне не хотелось затаскивать на премьеру всех подряд, только тех, кому это действительно интересно. Я, честно говоря, вообще удивлён, что зал «Сокола» оказался заполненным за пять дней. Вход я решил сделать бесплатным. Кстати, сам уже несколько раз посмотрел фильм на большом экране и был удивлён качеству, думал, что будет хуже. Фотоаппарат, конечно, не кинокамера, но мы сделали всё возможное.

Рассказ запомнился мне тем, что это очень интересная, захватывающая история…

— Как известно, вначале должно быть слово, откуда взялась литературная основа «Другой двери»?

— У меня накопился опыт во многих областях видеопроизводства – съёмка, монтаж, цветкоррекция – то есть, если я не найду, кому эти обязанности делегировать, могу заняться этим сам. Я пытался написать оригинальный сценарий, но все они не удовлетворяли условиям, чтобы история была интересной и при этом её можно бы было снять с ограниченным бюджетом в Оренбурге. Я насмотрен в основном западными фильмами, и если писать истории такого же плана, то их невозможно будет снять у нас в городе. Не будет ни локаций, ни антуража, в общем, это выглядело бы очень странно, может быть даже комично.

Я задумался, где взять историю и вспомнил про многочисленные короткие истории, размещаемые в пабликах «Подслушано…» и тому подобных. Я вспомнил, что несколько лет назад читал один рассказ, который выдавался за реальную историю. Рассказ запомнился мне тем, что это очень интересная, захватывающая история, но при этом, внутри неё не было ничего невозможно для экранизации в условиях провинциального города. Погуглил, нашёл этот рассказ на «Пикабу», перечитал в полной версии. Оказалось, что там много литературных отсылок, ремарок. Какие-то впечатления главного героя.

Листая комментарии, я увидел чей-то вопрос автору, можно ли этот рассказ экранизировать. Автор ответил: «Делайте, что хотите, только в титрах меня укажите». Я решил не писать автору заранее — неизвестно, как бы шли дела дальше, может быть, я этот проект по каким-то причинам свернул.

— Насколько сложно было перевести рассказ в формат сценария, на язык кино?

— Было страшновато. Я, конечно, начитался всяких книжек по кинодраматургии, как западных, так и отечественных, и понял, что без практики это всё ничего не значит. Нужно набивать руку. Долго пытался написать сценарий, но всё затягивалось. Не складывалось, а потом я понял, что историю нужно всего лишь упростить, всё, что было сказано словами перевести непосредственно в визуальную составляющую. В окончательном варианте сценария главный герой в нуарном жанре рассказывает, что с ним произошло и это визуально демонстрируется на экране. Многие моменты пришлось переписывать в связи с тем, что я не смог бы их реализовать на съёмках.

Отдельно пришлось поработать над диалогами, что-то придумывали актёры на ходу, потому что литературные диалоги очень отличаются от того, как люди говорят на самом деле. Какие-то слова мы вычёркивали прямо на съёмках, мол, так люди не разговаривают.

Он посмотрел его и написал «Браво!»

— Автор уже видел экранизацию?

— По завершении монтажа, я написал на «Пикабу» просьбу автору связаться со мной. Со мной связался Юрий Шишков, как я понял, студент вуза из провинциального города. Мы списались ВКонтатке. Я ему показал фильм, но прежде предупредил, что многое в сценарии изменено. Он посмотрел его и написал «Браво!». Он ожидал худший вариант, написал, что главным недостатком в его рассказе были диалоги, а мы превратили их в достоинство. Мне это всё, конечно, дико приятно, но сам я понимаю, что можно было сделать и лучше.

В первой половине съёмочного периода я думал, что всё будет очень плохо, но после монтажа результат превзошёл мои ожидания. Когда мы начали снимать, было всё не так, как я задумывал, реальность начала бить по всем фронтам.

— Сколько длились съёмки?

— Съёмки проходили с сентября по декабрь 2016 года. Монтаж продлился до конца февраля. Я сам себе поставил дедлайн – 22 февраля, это день моего рождения, который я давно не отмечал. Я подумал, что было бы круто совместить празднование дня рождения с показом готового фильма всей съёмочной группе.

— Какова была реакция?

— В целом, все остались довольны.

— В фильме заняты в основном профессиональные актёры — артисты Оренбургского драматического театра. Как тебе работалось с профессионалами?

— Благодаря театральным артистам, я впервые в жизни почувствовал себя настоящим режиссёром и понял то, о чём мастера говорят в своих интервью относительно взаимодействия актёра и режиссёра. Но, чтобы я мог делать в игровом кино всё на должном качественном уровне, мне нужно снять ещё фильма три-четыре, опять же всё дело в практике. На мой взгляд, в «Другой двери» есть ряд фатальных ошибок, которые не позволяют этому фильму быть отличным.

Если бы мы снимали каждый день, то съёмочный период занял бы от силы неделю. Зато это научило экономить время на съёмках.

— В одной из ролей снимался известный не только актёр, но и режиссёр Александр Фёдоров, он помогал тебе как-нибудь по-режиссёрски?

— Изначально у меня был некий страх перед тем, что режиссёр может вклиниваться в процесс, постоянно что-то советовать. Но нет, Саша помогал и поддерживал, советы давал, но при этом никогда не навязывал свою точку зрения. А ещё мы много разговаривали о том, насколько всё-таки различны профессии театрального режиссёра и режиссёра кино. И театральные артисты, на мой взгляд, разительно отличаются от киноактёров. Но надо отдать им должное, они ввязались в эту авантюру, не зная до конца, что это будет.

Мы репетировали перед съёмками, что для меня также было в новинку. Я приходил в драмтеатр к артистам в гримёрку, мы читали сценарий. Единственный минус в работе с театральными актёрами – это их занятость. Если бы мы снимали каждый день, то съёмочный период занял бы от силы неделю. Зато это научило экономить время на съёмках.

— Расспрашивая о создании фильма не возможно не спросить о бюджете…

— Смотря как оценивать. Специально для съёмок фильма я приобрёл камеру, стоимость которой мог потянуть. И вообще собрал всю технику, которую приобрёл за пять лет. За шесть месяцев было потрачено где-то десять-одиннадцать тысяч рублей всего – это оплата бензина водителю, питание для ребят, когда съёмки затягивались. Всё остальное на энтузиазме.

— Ты же, помимо всего прочего, ещё и композитор этого фильма?

— Да, единственное, чем я полностью удовлетворён, это музыка. Но в этом, в отличие от других областей, у меня есть почти десять лет опыта. Я писал музыку и для московского режиссёра короткометражного кино. И вообще писал много киномузыки, потому что очень люблю этот жанр.

…если произнести вслух то, о чём будет мой следующий фильм, это может спровоцировать какие-то завышенные ожидания.

— Перефразирую известные строки: снять кино, пусть даже и короткометражное, — не поле перейти. Тебя не разочаровал процесс? Готов ли делать что-то дальше?

— Я снимал и небольшие ролики, и над большим проектом в жанре социальной рекламы работал, но всё это не сравниться с процессом создания пятнадцатиминутного диалогового фильма, это тот ещё ад. Сейчас мне вроде бы и охота что-то ещё снять, но мой мозг говорит мне: «сейчас опять проходить все эти этапы», поэтому пока всё оттягивается. Следующий фильм я хотел бы снять по своему оригинальному сценарию, наброски есть. Но здесь пятьдесят на пятьдесят – фильм может быть, как лучше, так и хуже дебюта. Об основной теме фильма я ещё никому не рассказывал, если произнести вслух то, о чём будет мой следующий фильм, это может спровоцировать какие-то завышенные ожидания. Но мне хотелось бы приступить к следующим съёмкам уже в этом году, а лучше сделать два фильма, прежде всего для того, чтобы получить больший опыт. Например, то как мы снимали первую сцену нашего фильма и последнюю – это две разных истории.

Короткометражный фильм «Другая дверь», производство Russian Rocket Film, сценарист, режиссёр, оператор, композитор — Дмитрий Алексеев. В главных ролях: Андрей Иванов и Данила Сайфуллин. Оренбург, 2017 г.

0 0 0 0 0